A tribute to the people of Mongolia and China




Дань уважения народам Монголии и Китая

Я всегда был благодарен Вселенной за безграничную любовь, которую она дарит всем своим элементам; сегодня, по завершении грустного периода для всей планеты, я ощущаю радость и новую надежду, потому что мне нравится фокусироваться не на том, чего меня лишила пандемия, а на том, что она мне дала; я чувствую себя современным Марко Поло, потому что меня переполняет благодарность двум далеким и в то же время близким народам. Они далеки от нас с точки зрения физического расстояния, но между нами существует духовная близость.

Гордые, благородные, древние, глубоко человечные народы Монголии и Китая, состоящие из отдельных людей, таких энергичных, бережливых, творческих, дружелюбных и открытых миру! Именно они, благодаря своему первоклассному кашемиру, позволяют мне применять наше итальянское мастерство и создавать множество великолепных творений, рабочих мест и способствовать благосостоянию огромного количества людей. Именно они, производители теплого и мягкого кашемирового волокна, которое можно без преувеличения назвать божественным, позволяют претворять в жизнь мою мечту о гуманистическом капитализме, который ставит на первое место гармоничный баланс прибыли и работы на благо общества, призывает к братству между людьми и прилагает все возможные усилия для улучшения условий жизни людей, формирования комфортной городской среды, облагораживания городских окраин и деревень. Мне близко изречение Конфуция: «Человек, обладающий человеколюбием и стремящийся к прогрессу, способствует прогрессу других людей». Речь идет о духовном прогрессе, а не только о материальном благополучии.

Далекие и одновременно близкие народы Монголии и Китая радушно принимали меня во время моих многочисленных рабочих поездок: как же я смогу стереть из памяти бескрайнее небо и зеленые луга, которые своей необъятностью напоминают одновременно огромное космическое пространство и важнейшую роль семьи в жизни человека? Здесь я пережил моменты, исполненные человечности, и, положа руку на сердце, я был удивлен любовью, которой меня окружили эти люди, принимая меня в своих домах и считая меня одним из них. Мне вспоминается холодная звездная ночь под безбрежным небом, когда полная луна освещала необъятную равнину и пологие холмы серебристым светом: я был очарован этой неописуемой красотой и думал о моей далекой родине с похожим ландшафтом, окрестности городка Кастеллуччо близ Норчи в моей любимой Умбрии. Родные места представлялись мне маленькой Монголией, с которой их объединяли покатые холмы, бесконечные размытые оттенки зеленого цвета и точно такое же небо, на закате играющее тысячей красок; и тогда я предался размышлениям о любви к природе, о подлинном смысле взаимодействия человека с мирозданием, частью которого он является наряду с другими элементами, об уважительном отношении к животным, даже когда мы используем их для пропитания; когда мы убиваем их для этой цели, мы должны попросить у них прощения и объяснить им словами, что эта жертва необходима для удовлетворения наших необходимых и естественных желаний. В этот момент мне пришли на ум слова Эпикура. И я задал себе вопрос: так значит, существует более благородный образец поведения при внешнем взаимодействии и функционировании внутри мироздания? Существуют способ, место, время, где ощущение, восприятие мироздания и его универсального значения более возвышенное, более подлинное, более прямое!? Эти народы, которые навсегда останутся в моей памяти, помогли мне это понять простым и естественным образом. По вышеозначенным причинам я пришел к выводу, что мне хотелось бы создать что-то наподобие нового общественного договора со Вселенной, и этот новый договор должен касаться не только людей, но и земельных, водных ресурсов и животного мира; он будет данью уважения мирозданию, нашему заботливому хранителю, который подарил человечеству несметные блага, а теперь словно нуждается в нашей помощи, и нам кажется естественным откликнуться на этот призыв.

Затем я вновь задумался об итальянском гуманизме и о моем понимании его универсального измерения, и вдруг я понял, увидел, и моим глазам открылся глубокий и светлый смысл самого прекрасного слова, которым можно назвать человека: “брат”. Я знаю о бесценных знаниях и значимом культурном достоянии, подаренных этими народами Востоку и Западу за многие тысячелетия. И откровенно говоря, оглядываясь назад, на необъятную глубину истории, я считаю, что человеком, который в наиболее полной мере отражает историю, образ мыслей и дух китайского народа, является Конфуций; именно по этой причине в моей маленькой и любимой деревушке Соломео я выделил этому великому человеку почетное место в плеяде античных мудрецов. Его портрет высечен из камня рядом с портретом другого мыслителя, древнегреческого философа и современника Конфуция: Платона. Их объединяет то, что они подарили миру мудрость, неподвластную времени.

Когда во время моих командировок я разделял с ними трапезу в качестве желанного гостя, я чувствовал, что внутри каждого из этих людей живет универсальный дух, и мне вспомнились слова великого и почитаемого мной Конфуция: «Я передаю, но не создаю».

Я смотрю на эти народы глазами западного человека и вижу глубину и красоту их глаз, словно написанных кистью художника. Их взгляд кажется загадочным и одновременно располагающим, в нем заметно радушие человека, желающего лучше узнать тебя и поделиться с тобой своими личными вещами, мыслями и чувствами. Достаточно полюбоваться на их письменность, являющуюся искусством в чистом виде, где каждое слово напоминает шедевр, достаточно немного пожить в среде этих благородных народов, чтобы понять необъяснимое, в частности, как могут сосуществовать далекое и близкое, взаимно обогащая друг друга; общность наших народов уходит корнями в семейное генетическое наследие.

От мудрого Данте Алигьери я узнал, что за любым выбором правит любовь, и что за любым нашим действием стоит все наше прошлое. Я постоянно ощущаю важность этого наставления, потому что оно побуждает меня чувствовать вечную благодарность монгольскому и китайскому народам, в которую я вкладываю всю свою любовь и всю свою душу, за тот самый комок мягкого и благородного кашемира, предстающий символом красоты мироздания, а для меня лично еще и символом братства народов.

Close
Select your language